+7(800)333-85-85 +7(812)635-68-65

Компания в СМИ

13 марта 2012 | 13:22

Время менять технологии

Если рассматривать текущую ситуацию с инвестированием в технологическое развитие, то необходимо отметить два фактора: дефицит инвестиций и дефицит проектов, подготовленных для инвестирования. Притом что экономика накачана ликвидностью, в кризисные периоды инвесторы стремятся вкладываться только в те проекты, которые обладают значительной степенью обоснованности. Кризис не означает остановку процесса развития, но проблематизирует текущие и старые традиционные отрасли индустрии, старые технологии. И поскольку он отчасти связан с остановкой деятельности, то является лучшим временем, чтобы поменять и технологическую базу, и бизнес-модель.

Таким образом, выход из кризиса — это не столько преодоление финансовых разрывов, а по сути дела переход к запуску следующего технологического цикла. Все те компании, кто рассматривает кризис с подобной точки зрения, имеют основание обернуть его себе на пользу. Все, кто движется в иной логике, скорее всего будут догонять потом вперед ушедших.

Куда направляются инвестиции

Из направлений инвестирования, актуальных в мире, можно отметить все еще возрастающий тренд потребления сырья. Нет пока оснований считать, что суперцикл в сырье закончился. Однако колебания сырьевых рынков очень болезненны и часто сопровождаются отменой целых пакетов инвестиционных решений. Продолжаются инвестиции в нефтяную и газовую отрасль. Последнее значимое событие — сланцевая революция, которая произошла в результате перенесения новых технологий бурения из традиционной нефтегазодобычи в добычу сланцевого газа, что дало сумасшедший эффект, и теперь цены на газ имеют шанс оторваться на глобальном рынке от цен на нефть.

Наблюдаются интенсивные вложения в возобновляемую энергетику. Этому направлению еще предстоит пережить кризис лишения бюджетных субсидий. Но ситуация уже близка к этому этапу, поскольку масштабирование производства сделало часть технологических решений в возобновляемой энергетике вполне конкурентоспособными с традиционной энергетикой. Прекращение бюджетного субсидирования приведет к тому, что заново будет перестроен целый сектор. Судя по всему, сейчас также перестраивается логистика, и, соответственно, — транспортное машиностроение.

Во многом в связи с тем, что российские компании осваивают управление жизненным циклом и другие формы проектирования и продукции, наблюдается интенсивное обновление станочной базы. Это явление называют «механической революцией», или «революцией точности». Большой поток инвестиций направлен в сферу внедрения новых материалов. Целая группа отраслей ожидает в ближайшие 5–7 лет эффекта от внедрения этих новых материалов: авиа- и автомобилестроение, судостроение и строительство.

Значимая тенденция — внедрение т.н. умных сред, умных систем. Smart grid — наиболее внедряемая умная система в энергетике. Широко сейчас проводятся эксперименты в медицине. Затем последует переход к умным средам/системам в транспорте, коммунальном хозяйстве и во всех сферах, где возникает необходимость переустройства инфраструктур, появляется требование быть более гибкими, реагировать на появление большого количества самоуправляемых потребителей — пользователей услуг системы. Если эффект от внедрения новых материалов ожидается в течение 5–7 лет, то в течение 10 лет получим умные среды второго поколения — самоуправляемые, где отдельные узлы уже вступают между собой в координацию. Наиболее ярко преимущества применения таких систем проявляются в таких проектах, как «умная дорога», и проектах управления движением воздушных судов через космическую и спутниковую группировку, минуя наземную навигацию.

Суммируя вышесказанное можно заключить: все, что относится к обеспечению этих процессов, перспективно для инвестирования. Понимание выгод внедрения новых систем проектирования уже повлекло за собой волну технологического реинжиниринга и реинжиниринга бизнес-процессов. Перспективно внедрять новые материалы, формировать системные решения на уровне умных сред, а не отдельные локальные решения по конкретному технологическому комплексу.

Что важно для России Для России важно включиться во все эти тренды. И здесь особую роль играют действия государства. Когда речь идет о странах — лидерах рынков и развитии технологий, роль государства — скорее приглядывать за этими рынками, помогая лишь при запуске. В случае, когда речь идет о догоняющем развитии, очевидно, что без сильного участия государства не обойтись, поскольку процесс вхождения для любого отечественного производителя на такой оформляющийся и прошедший фазу младенчества рынок всегда связан с преодолением целого комплекса барьеров. Европа локализует технологические цепочки на территории, создавая территориально-производственные кластеры, но так или иначе в любом консорциуме/платформе/кластере в какой-то степени присутствует государство. Доля такого присутствия зависит и от особенностей экономики страны, и от стадии жизненного цикла рынка, на котором разворачивается соответствующая технологическая цепочка.

Если брать такой территориальный аспект разворачивания экономики и кластеров, то полагаю, для России настал период, когда роль поддержки государства возрастает чрезвычайно. В технологическом аспекте ключевым инструментом становится формирование технологических консорциумов, задача которых вынести на рынок целый блок технологий. Задача же государства — открытие соответствующих рынков. Например, открытие рынка новых технологий в строительстве напрямую связано с пересмотров стандартов и т.п. Сложность реализации инвестпроектов в этой сфере заключается в неготовности многих промышленных предприятий к получению инвестиций. Работа в рамках техплатформ и консорциумов при государственной поддержке — способ реализовать единые проекты, обрести единое понимание и прогнозируемые условия реализации этих проектов.

Маргарита Бородатова, Генеральный директор ООО «УК «ДОХОДЪ»:

Около года назад мы создали фонд «ДОХОДЪ — Посевные инвестиции», призванный финансировать инновационные стартапы. За время работы фонда к нам обратилось более тридцати соискателей венчурных инвестиций. Около трети проектов — весьма перспктивные. Сейчас они находятся на разных стадиях рассмотрения. Конечно, новая структура столкнулась с рядом сложностей. Не все соискатели инвестиций готовы представить не только развернутое техническое решение, но и экономическое обоснование перспективности идеи. Кроме того, пока не работает в полном объеме так называемый «инновационный лифт», задуманный как инструмент, призванный облегчить функционирование венчурного рынка.

Сегодня мы гораздо быстрее отсеваем те проекты, которые уже на начальной стадии не удовлетворяют критериям фонда. Несмотря на то, что наш фонд относится к венчурным, мы стараемся минимизировать риски и тщательно относимся к отбору перспективных компаний. В настоящее время мы делаем акцент на тех из них, учредители которых уже потратили время и средства на развитие своих проектов, тем самым доказав заинтересованность в их успешности. Мы уверены, что фонд в результате проинвестирует по-настоящему интересные и, самое главное, прибыльные проекты.

 

Владимир Княгинин, директор фонда «Центр стратегических разработок «Северо-Запад»

RBC daily. Приложение "Компании & рынки" №39 (928)



К списку статей